г. Москва, Спартаковская площадь, дом 14, строение 3, офис 3005
Обжалование решений совета директоров

Совет директоров считается ключевым органом в системе корпоративного управления акционерного общества. Согласно п. 1 ст. 64 Федерального закона от 26 декабря 1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее по тексту – «Закон об АО»), совет директоров (наблюдательный совет) акционерного общества осуществляет общее руководство деятельностью общества, за исключением решения вопросов, отнесенных Законом об АО к компетенции общего собрания акционеров.

Если ознакомиться с компетенцией совета директоров, установленной ст. 65 Закона об АО, несложно заметить, что совет директоров призван решать существенные вопросы жизнедеятельности общества: это и определение приоритетных направлений деятельности общества, и вопросы дивидендной политики, и вопросы созыва и проведения общего собрания акционеров, и одобрение крупных сделок, и размещение дополнительных акций, в ряде случаев – избрание единоличного исполнительного органа.

Узнайте цены на наши услуги по обжалованию решений совета директоров.

Совет директоров рассматривается в теории как орган, призванный, с одной стороны, контролировать менеджмент, а с другой стороны, определять долгосрочные перспективы, стратегию развития компании. При этом совет директоров выполняет функции посредника и представителя интересов акционеров перед менеджментом. С учетом этого новый Кодекс корпоративного управления уделяет повышенное внимание порядку формирования совета директоров и требованиям к его членам для того, чтобы сделать этот орган действительно независимым и эффективным.

Но на практике встречаются ситуации, когда совет директоров перестает выполнять свое предназначение. Причины этого кроются, как правило, либо в том, что совет директоров перестает отстаивать интересы акционеров и отстаивает свои личные интересы, либо в том, что совет директоров начинает представлять интересы одного акционера или группы акционеров (чаще всего мажоритарного). В такой ситуации действия и решения совета директоров уже не направлены на достижение блага для общества как юридического лица, а в ряде случаев причиняют ему вред.

У лиц, заботящихся о нарушенных интересах общества в подобной ситуации  остается только один путь – обжалование решений совета директоров, потому что даже если у акционеров достаточно голосов для изменения состава совета директоров, на такую смену требуется значительное количество времени.

Основные применимые нормы, посвященные обжалованию решений совета директоров, сконцентрированы в ст. 68 Закона об АО, а также в главе 28.1 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее по тексту – «АПК РФ»). Обратившись к указанным нормам, а также к соответствующей судебно-арбитражной практике, лицо, задавшееся целью обжаловать решение совета директоров, получит ответы на большинство своих вопросов.

Что обжалуется?

 Ответ на этот вопрос, наверно, очевиден (по крайней мере, для юриста), но мы все же уделим ему некоторое внимание.

Все имеющиеся правовые нормы говорят об обжаловании решения совета директоров. Если обратиться к протоколу заседания совета директоров, то найти в нем решение достаточно просто – это текст, который идет после слова «решили». Это мнение совета директоров по конкретному вопросу: избрания директора, одобрении сделки, рекомендованному размеру дивидендов и т.п. С этой точки зрения, неправильно говорить об оспаривании заседания совета директоров или протокола совета директоров, хотя и такие примеры встречаются в судебной практике.

В этой связи сказанное ниже об обосновании нарушения прав оспаривающего лица будет относиться именно к решению совета директоров, потому что ни заседание совета директоров как форма принятия решения, ни протокол как форма фиксации решения ничьих прав не нарушают.

Очевидно, что и не все решения, принятые на одном заседании совета директоров, могут нарушать права акционеров или общества в целом, поэтому и не будут нуждаться в оспаривании. Таким образом, оспаривающее лицо может сосредоточиться на одном или нескольких решениях из общего количества приятых на конкретном заседании.

В принципе данный вопрос – что обжалуется? – этот вопрос о предмете иска, а значит, вопрос о его просительной части, которую мы рекомендовали бы сформулировать, например, следующим образом: «Признать недействительным решение совета директоров АО «…» (ОГРН: ***), об избрании в качестве генерального директора Иванова И.И., принятое на заседании совета директоров 01.02.2015 года и оформленное протоколом № 1».

Кто имеет право обжаловать?

 Субъектами права на обжалование решения совета директоров являются член совета директоров и акционер.

Пункт 5 ст. 68 Закона об АО гласит: член совета директоров (наблюдательного совета) общества, не участвовавший в голосовании или голосовавший против принятого решения, принятого советом директоров (наблюдательным советом) общества в нарушение порядка, установленного Законом об АО, иными правовыми актами РФ, уставом общества, вправе обжаловать в суд указанное решение в случае, если этим решением нарушены его права и законные интересы.

Согласно п. 6 ст. 68 Закона об АО, акционер вправе обжаловать в суд решение совета директоров (наблюдательного совета) общества, принятое с нарушением Закона об АО, иных нормативных правовых актов РФ, устава общества, в случае, если указанным решением нарушены права и (или) законные интересы общества или этого акционера. Аналогичная в целом норма закреплена теперь и в абз. 4 п. 1 ст. 65.2 ГК РФ: участники корпорации (участники, члены, акционеры и т.п.) вправе обжаловать решение корпорации, влекущие гражданско-правовые последствия, в случаях и в порядке, которые предусмотрены законом.

Сопоставление данных норм наводит на интересные размышления.

Как видно, и член совета директоров, и акционер должны будут в суде обосновать нарушение принятым решением норм закона или устава, что абсолютно естественно. Но на этом сходство заканчивается.

И акционер, и член совета директоров должны обосновать нарушение интересов, но если акционер обосновывает нарушение либо своих интересов, либо интересов общества, то член совета директоров – только своих. И логика законодателя в этом случае не до конца ясна.

Безусловно, акционер преследует свои интересы; интересы общества его беспокоят исключительно постольку, поскольку от деятельности, а точнее от финансового результата деятельности общества зависит благосостояние акционера. Член совета директоров находится в иной ситуации. Он не имеет такой собственной заинтересованности в благосостоянии общества. Иными словами, есть отдельно благосостояние общества и есть отдельно благосостояние члена совета директоров. Но член совета директоров обязан заботиться об обществе в силу занимаемого им положения: акционеры назначают члена совета директоров, потому что доверяют ему, верят, что он будет заботиться об интересах компании и их интересах, в том числе, возможно, и не получая за это вознаграждения. Таким образом, член совета директоров, который видит, что решение нарушает нормы закона и интересы компании, не всегда имеет собственный интерес в его обжаловании. Иными словами, действия члена совета директоров при обжаловании решения имеют своим мотивом не защиту собственного интереса, а защиту интересов компании и ее акционеров (вспомним о функции контроля). Парадокс в том, что законодатель не говорит о защите интересов компании при обращении в суд члена совета директоров – только о его собственных интересах[1].

Следующее требование к члену совета директоров при обжаловании решения: он должен был либо не принимать участие в голосовании, либо голосовать против обжалуемого решения. С голосованием против решения особых вопросов не возникает. Но в судебной практике выработана позиция относительно «неучастия» в голосовании, и особое значение здесь приобретают причины такого неучастия.

Судебная практика склоняется к тому, что они должны быть уважительными. Не любое неучастие в заседании члена совета директоров влечет признание решения недействительным (при наличии иных нарушений, конечно), а только то, которое было вызвано действиями общества: член совета директоров не принимал участие потому, что не был уведомлен о заседании. В случае надлежащего уведомления суд может отказать в признании решения недействительным, если член совета директоров пропустил заседание без уважительной причины: такое поведение может быть сочтено злоупотреблением правом (подробнее на этом остановимся ниже).

Таким образом, с учетом повышенных требований к оспариванию решения членом совета директоров мы рекомендовали бы такому члену не оспаривать решение самостоятельно, а обратиться к акционеру, который его назначил (для компаний с единственным акционером) или представил его кандидатуру, чтобы тот выступил формальным истцом. И только в крайних случаях имеет смысл самостоятельная борьба члена совета директоров против решения.

Еще один интересный вопрос, который возникает при рассмотрении субъекта обжалования: как будут применяться нормы в случае, если член совета директоров одновременно является акционером общества. Как мы видели, акционер находится в более выгодном положении при оспаривании решения совета директоров, поэтому имеет ли возможность член совета директоров просто ссылаться на свой статус акционера и утверждать, что нормы об оспаривании, относящиеся к члену совета директоров, могут и не применяться?

Наш ответ на этот вопрос отрицательный. Каждая норма имеет собственную цель, то, что называется ratio legis, смысл закона. Устанавливая те или иные повышенные или более лояльные требования, законодатель действует не просто так, а преследует определенную цель. Например, устанавливая для члена совета директоров более короткий срок для обжалования по сравнению с акционерами (о чем мы тоже скажем в свое время), законодатель явно исходит из того, что член совета директоров, во-первых, раньше, чем акционер, узнает о принятом решении, во-вторых, у него больше прав на получение информации, и он справится с этим быстрее.

Нормы, касающиеся того, что член совета директоров должен либо по уважительной причине не участвовать в голосовании, либо голосовать против, очевидно, направлены на исключение злоупотреблений со стороны лица, которое вначале было согласно с решением, а потом безо всяких на то причин изменило свое решение. Поэтому действие данных норм нельзя исключить, просто сославшись на статус акционера. Единственное исключение, которое мы бы сделали в такой ситуации: позволили бы члену совета директоров оспаривать решение со ссылкой не только на нарушение его интересов, но и интересов компании в целом, что предусмотрено только для акционера, но и то только потому, что имеющееся правовое регулирование, вероятно, представляет собой недосмотр законодателя и противоречит здравому смыслу.

Где и когда обжалуется?

 Нормы, касающиеся сроков на подачу соответствующих исков и подведомственности спора, являются процессуальными.

П.п. 5 и 6 ст. 68 Закона об АО: данного закона устанавливают, что заявление об обжаловании решения совета директоров могут быть поданы его членом – в течение месяца со дня, когда он узнал или должен был узнать о принятом решении, а акционером – в течение трех месяцев со дня, когда акционер узнал или должен был узнать о принятом решении и об обстоятельствах, являющихся основанием для признания его недействительным.

Такие сокращенные сроки, как отмечается, связаны с тем, что корпоративные решения принимаются не просто так, а немедленно влекут за собой последствия в жизни общества. Поэтому отмена решения спустя продолжительное время, даже при наличии к тому оснований, с одной стороны, нарушит стабильность гражданского оборота, а с другой стороны, не приведет к адекватной защите прав оспаривающего лица[2].

Ответ на вопрос о подведомственности и подсудности соответствующей категории споров лежит на поверхности: соответствующие споры в силу главы 28.2 АПК РФ подведомственны арбитражным судам, а именно: арбитражному суду по месту нахождения общества.

Об основаниях и последствиях недействительности

 Этот вопрос, наверно, является наиболее важным из всех.

Решения совета директоров в зависимости от существенности допущенных нарушений закона или устава считаются недействительными либо только после констатации их недействительности судом, либо независимо от такой констатации.

К нарушениям при принятии решения советом директоров, которые признаются настолько существенным, что не влекут юридических последствий независимо от наличия или отсутствия решения суда, относятся (п. 8 ст. 68 Закона об АО):

  • решения, принятые с нарушением компетенции совета директоров;
  • решения, принятые при отсутствии кворума для проведения заседания совета директоров, если наличие кворума в соответствии с Законом об АО является обязательным условием проведения такого заседания;
  • решения, принятые без необходимого большинства голосов членов совета директоров.

Следует отметить, что признание решений недействительными по этим основаниям составляет большинство случаев удовлетворения исков о недействительности решений совета директоров в судебной практике[3].

Хотя компетенция совета директоров определена в Законе об АО достаточно жестко, и случаи ее расширения также установлены законом, на практике все же встречаются ситуации, когда совет директоров выходит за пределы своей компетенции. Например, совет директоров может негативно оценить выполнение трудовых функций работника (который одновременно являлся еще и акционером, что дало ему возможность обжаловать соответствующее решение[4]), сам установить вознаграждение своим членам, хотя решение этого вопроса – компетенция общего собрания акционеров[5], утвердить внутренние документы, которые не вправе утверждать[6].

Достаточно часто советы директоров принимают решения и при отсутствии кворума, причем, подчас и в ситуациях, когда кворум отсутствует очевидно[7]. Анализ судебной практики показывает, что такое основание недействительности решения совета директоров как принятие без необходимого большинства голосов на практике не применяется, так как отсутствие необходимого большинства является следствием отсутствия кворума.

Нельзя сказать, что отличаются особенным разнообразием и случаи признания решения совета директоров недействительным на основании п.п. 5 и 6 ст. 68 Закона об АО, то есть в связи с нарушением закона и устава. В принципе, можно выделить несколько наиболее существенных нарушений, которые приводят к признанию решения недействительным:

— принятие решения неправомочным составом совета директоров[8]. Как правило, это основание применяется в ситуациях, когда в обществе идет корпоративный конфликт, и действуют два параллельных совета директоров. Тогда может быть признано недействительным решение совета директоров, полномочия членов которого уже прекращены. Или акционер вначале признает недействительным решение общего собрания акционеров об избрании совета директоров, а потом уже – решения самого совета.

— само решение не соответствует закону: например, совет директоров отказывает в созыве общего собрания акционеров в ситуации, когда обязан его принять[9] или нарушает права акционера на включение кандидатов в орган управления обществом[10].

— член совета директоров не был уведомлен о заседании совета[11]. Следует отметить, что достаточно часто, выстраивается следующая цепочка: член совета директоров не был уведомлен о заседании («обычное» нарушение закона), в связи с чем не участвовал в заседании (необходимая предпосылка обжалования), из-за чего отсутствовал кворум (что является уже основанием для констатации того, что решение совета не имеет силы независимо от его обжалования).

— заседание совета директоров проведено при наличии обеспечительных мер, запрещающих такие заседания либо принятие решений по определенным вопросам[12].

Безусловно, вышеприведенная группировка оснований недействительности не может быть признана исчерпывающей и дополняется новыми основаниями. Например, с недавних пор основанием недействительности решения совета директоров может быть его противоречие корпоративному договору, если сторонами корпоративного договора являются все акционеры (абз. 1 п. 6 ст. 67.2 ГК РФ), однако какая-либо судебная практика по данному основанию недействительности решений отсутствует.

Об отказе в признании решения недействительным

 Законодательство содержит случаи, когда решение совета директоров, даже при его противоречии нормам закона или устава все равно подлежит оставлению в силе.

Закон об АО формулирует соответствующие положения следующим образом:

  • при обжаловании решения совета директоров его членом – суд с учетом всех обстоятельств дела вправе оставить в силе обжалуемое решение, если голосование данного члена совета директоров не могло повлиять на результаты голосования и допущенные нарушения являются существенными;
  • при обжаловании решения совета директоров акционером – суд с учетом всех обстоятельств дела вправе оставить в силе обжалуемое решение, если оно не повлекло за собой причинение убытков обществу или акционеру либо возникновение иных неблагоприятных последствий для них и допущенные нарушения не являются существенными.

На практике суды наиболее часто отказывают в признании решения совета директоров недействительным как раз не потому, что не установлено никаких нарушений, а именно потому, что истец не доказал нарушения своих прав[13].

Самостоятельным основанием для отказа является установление судом того факта, что лицо, оспаривающее решение совета директоров, злоупотребляет своими правами. Согласно п. 1 ст. 10 ГК РФ, не допускается осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). Последствия злоупотребления правом установлены п. 2 ст. 10 ГК РФ: суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом.

Применительно к обжалованию решения совета директоров злоупотребление правом чаще всего выражается в том, что член совета директоров сам создает предпосылки для нарушения советом директоров норм закона, которое позднее явится основанием для обжалования решения. Так, член совета директоров может намеренно не получать извещение о проведении заседания, не являться на заседание, где будет приниматься решение, требующее единогласия, и т.п[14].

Подводя итог вышеизложенному, можно сделать вывод, что при тщательной подготовке оспорить решение совета директоров реально. Необходимо следить за соблюдением сроков на обжалование, обосновать нарушение прав истца (желательно, акционера) и установить нарушение закона, которое собственно и является основанием для обжалования.

[1] Действительно, на практике суды периодически отказывают в удовлетворении требований члена совета директоров о признании недействительным решения совета на том основании, что истец не доказал нарушение его интересов оспариваемым решением. См., например, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 28 ноября 2012 года по делу № А70-1972/2012, Постановление ФАС Московского округа от 29 февраля 2012 года по делу № А40-71545/2011, Постановление ФАС Московского округа от 26 марта 2012 года по делу № А40-69310/2011.

[2] Пропуск акционером или членом совета директоров срока на обжалование решения является одним из самых частых оснований для отказа в признании решения недействительным. См., например: Постановление ФАС Дальневосточного округа от 18 декабря 2012 года по делу № А04-1526/2012, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 16 апреля 2013 года по делу № А46-9231/2012, Постановление ФАС Московского округа от 10 июня 2013 года по делу № А40-59474/2012, Постановление ФАС Московского округа от 3 апреля 2013 года по делу № А40-27692/2012, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 8 августа 2012 года по делу № А21-6215/2011.

[3] Корректнее, вероятно, говорить не о признании недействительными, а о констатации недействительности судом. Однако на практике акционерам и членам совета директоров, чтобы исключить применение соответствующего решения, приходится именно добиваться решения суда с формулировкой «признать недействительным», так как любому лицу, которое сталкивается с подобным «ничтожным» решением совета, всегда придется самостоятельно проводить юридический анализ: есть ли основания применения п. 8 ст. 68 Закона об АО. С учетом того, что в реальной жизни никому брать на себя подобные риски не хочется, всегда лучше подстраховаться и иметь на руках решение суда.

[4] Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 21 февраля 2012 года по делу № А33-3686/2011.

[5] Постановление ФАС Северо-Западного округа от 29 января 2013 года по делу № А56-5227-57/2011.

[6] Постановление ФАС Северо-Западного округа от 7 декабря 2012 года по делу № А56-3985/2012.

[7] См., например, Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 27 апреля 2010 года по делу № А33-16475/2008, Постановление ФАС Дальневосточного округа от 2 сентября 2013 года по делу № А51-26197/2012, Постановление ФАС Московского округа от 24 декабря 2014 года по делу № А40-9380/2014, Постановление ФАС Московского округа от 18 декабря 2012 года по делу № 40-142749/2010, Постановление ФАС Московского округа от 31 мая 2012 года по делу № А40-95332/2011.

[8] См., например, Определение ВАС РФ от 24 мая 2012 года № ВАС-5793/2012 по делу № А12-2922/2011, Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 28 августа 2012 года по делу № А10-2702/2011, Постановление ФАС Дальневосточного округа от 17 января 2012 года по делу № А73-4086/2010, Постановление ФАС Московского округа от 22 мая 2013 года по делу № А40-33224/2012, Постановление ФАС Московского округа от 12 мая 2012 года по делу № А40-105908/2010, Постановление ФАС Поволжского округа от 22 апреля 2014 года по делу № А65-7616/2013, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 29 марта 2012 года по делу № А52-1832/2011.

[9] Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 25 августа 2014 года по делу № А56-54008/2013.

[10] Постановление Президиума ВАС РФ от 23 октября 2012 года № 7508/12 по делу № А45-13660/2011.

[11] Постановление Арбитражного суда Московского округа от 24 декабря 2014 года по делу № А40-9380/2014, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 23 октября 2014 года по делу № А40-3402/2014, Постановление ФАС Московского округа от 18 декабря 2012 года по делу № А40142749/2010, Постановление ФАС Московского округа от 31 мая 2012 года по делу № А40-95332/2011, Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 22 августа 2014 года по делу № А55-16732/2013.

[12] Постановление ФАС Поволжского округа от 18 сентября 2012 года по делу № А12-18989/2011.

[13] См., например, Постановление АС Московского округа от 27 октября 2014 года по делу № А40-183057/2013, Постановление ФАС Московского округа от 26 декабря 2012 года по делу № А41-17672/2012, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 19 ноября 2013 года по делу № А13-10890/2012, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 19 апреля 2013 года по делу № А56-25741/2012, Постановление ФАС Уральского округа от 3 ноября 2011 года по делу № А60-72/2011, Постановление ФАС Центрального округа от 10 июля 2013 года по делу № А48-1868/2012 и др.

[14] Типичный пример злоупотребления правом приводится в п. 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 25 ноября 2008 года № 127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 ГК РФ»: член совета директоров, являвшийся одновременно генеральным директором, оспаривал решение о прекращении своих полномочий как директора. Устав содержал положение, согласно которому подобное решение принимается советом директоров 5 голосами из 7 при условии присутствия на заседании всех членов. Оспаривающий решение член совета систематически не являлся на его заседания, чем создал ситуацию, когда совет директоров был вынужден пойти на нарушение положений устава, чтобы прекратить его полномочия. Суд отказал в иске о признании решения недействительным как раз по мотиву злоупотребления правом (неучастие в работе совета директоров без уважительных причин).